Новости -> Первая партия русскими прирастает

Первая партия русскими прирастает

09.02.2007 14:29


В конце января стало известно, что Русская партия во главе с ее председателем Михаилом Гавриловым влилась в Латвийскую Первую партию. О том, почему и для чего это произошло, что намерены сделать представители "первых", отвечающие за сферу национальных меньшинств, "Вести Сегодня" беседует с членом правления Первой партии Александром Брандавсом и депутатом Рижской думы Михаилом Гавриловым.

–Расскажите о причинах присоединения Русской партии к Латвийской Первой партии.

Михаил Гаврилов: — Мы довольно много и вполне успешно сотрудничали на уровне Рижской думы, например, у меня сложились хорошие профессиональные взаимоотношения с руководителем рижской организации Первой партии Андрисом Америксом, а с Александром Брандавсом мы знакомы очень давно. Поэтому наше присоединение к рядам этой организации было вполне логичным шагом.

Александр Брандавс: — В 1994 году, когда создавалась Русская партия, я был одним из ее учредителей, привел в ее ряды многих людей. Несмотря на то что впоследствии я решил воплотить свои идеи по интеграции общества на уровне партии власти, для чего стал соучредителем Первой партии, контактов с коллегами из Русской партии не терял. И был одним из тех, кто организовывал переход ее представителей к нам, в Первую. Мне действительно приятно, что оба моих начинания теперь работают вместе, под одним мощным брендом — Латвийской Первой партии. Привлекая под свои своды Михаила Гаврилова и его коллег, мы в очередной раз доказываем, что наша партия имеет все возможности и ресурсы для того, чтобы работать в интересах и латышей, и русских, и людей других национальностей, представителей которых хватает среди наших сторонников.

— Александр, вы отвечаете в Первой партии за все вопросы национальных меньшинств. Как вы с Михаилом будете делить сферы влияния?

А. Б.: — Мы договорились, что будем работать совместно: я — как руководитель всего направления интеграции национальных меньшинств, а Михаил будет отвечать конкретно за свою, привычную ему сферу.

М. Г.: — Когда Русская партия приняла решение вступить в Латвийскую Первую партию, мы четко понимали, чего хотим достичь. И уверены, что все интеграционные процессы, начатые "первыми", будут постоянно набирать свою силу. Об этом, кстати, свидетельствует и заявление нашего лидера Айнара Шлесерса о возможности для неграждан голосовать на муниципальных выборах. Одна из главных задач нашей партии — консолидация общества, и мы говорим об этом четко и открыто.

— Следовательно, можно говорить о том, что важная часть электората Первой партии — представители национальных меньшинств, о чем свидетельствует и привлечение Русской партии. Отсюда политический вопрос: не слишком ли будет размытым мнение избирателей, учитывая, что на этом поле есть и другие силы со схожими принципами?

А. Б.: — Эти силы готовы показать, чего они добились, действуя во власти? Первая партия находится не просто в активной политике, но во власти — в отличие от других политических сил, отсиживающихся в оппозиции. Работая в правительственной коалиции, имея своих министров, мы реально выполняем обещания, данные избирателям. Я ответил на ваш вопрос? (Улыбается.)

Вообще же считаю, что нам, людям Латвии, нужно забыть о том, что такое партии по национальному признаку. У таких политобъединений нет большого будущего, максимум, чего они могут добиться, — еле–еле перешагнут через 5–процентный барьер. Посмотрите на опыт Эстонии, когда представители национальных меньшинств проходят в парламент вместе с силами, стоящими на принципах консолидации, от центристской партии. Потому что понимают: так можно добиться большего.

— В то же время мы видим, что в Эстонии происходит с памятником и могилами советских солдатов…

А. Б.: — Мое мнение: это полное безобразие. Необходимо чтить память о солдатах, погибших во время Второй мировой войны. Это должно быть свято для всех. Между тем в отличие от Эстонии у нас реально работает на полную мощность специальное министерство, отвечающее за вопросы интеграции. В соседней же стране такового нет, там существует министерство народонаселения, состоящее из 9 человек.

М. Г.: — Будучи представителями Русской партии, мы еще 10 лет назад поднимали вопрос о необходимости введения межнационального диалога и были готовы вести его со стороны русских людей. Тем более что русские — это большая часть всех национальных меньшинств, живущих в Латвии. Однако тогда нашим идеям не суждено было воплотиться в жизнь.

— Почему?

М. Г.: — Диалог предполагает равноправные позиции участников. Однако в Латвии существовали тогда и продолжают работать сейчас партии, называющие себя представителями той или иной национальной группы. Существуют и партии, которые заявляют, что они выступают от имени всех русскоязычных, но настроены почему–то не на диалог, а на конфронтацию. Нас такая позиция не устраивает.

А. Б.: — Я хотел бы немного вернуться к вопросу об избирателях. Наш электорат — это не люди каких–то конкретных национальностей. Мы ориентируемся на повышение уровня жизни всех людей Латвии. И к этому с симпатией относится все больше жителей. Посмотрите, среди депутатов сейма от Латвийской Первой партии успешно работают Вячеслав Степаненко и Анатолий Мацкевич. На прошедших парламентских выборах 27% избирателей Даугавпилса отдали свои голоса за нас. Это говорит о многом.

–Михаил, что будет с Русской партией, которая с приходом ее активистов в Первую партию формально прекратила свое существование?

М. Г.: — Мы сейчас думаем о том, что делать дальше, скорее всего, станем общественной организацией.

— Кстати, когда вы говорите "мы", что подразумевается под этим?

М. Г.: — В свое время Русская партия создавалась не на пустом месте и не для самой себя. Она имела четкий акцент — Латвийская ассоциация русских обществ. Под эгидой партии действует около 20 общественных организаций, официально зарегистрированных в Регистре. Они также занимаются вопросами интеграции. Только не на политическом уровне, поскольку не все созданы для политики… За годы работы у нас сплотился очень мощный коллектив единомышленников, поэтому будем собираться вместе, работать, но уже в другом качестве. Тем более у нас налажены хорошие контакты с Министерством интеграции, которое находится в ведении Первой партии.

— Александр, вы были одним из идейных вдохновителей и организаторов Министерства интеграции. Можете поделиться опытом, как обществам национальных меньшинств быть более активными, вовлеченными в интеграционные процессы?

А. Б.: — Мы часто говорим о партиях, о политических принципах, но иногда забываем о том, для чего, собственно, вся эта политика существует. Мы работаем для того, чтобы человек жил в достатке, чтобы в стране соблюдались семейные и христианские ценности и, разумеется, чтобы в государстве все жители были равноправны. Это три главных принципа работы Первой партии. Мне очень приятно, что именно мы начали дискуссию о возможности голосования для неграждан. Подчеркну: эта инициатива исходит от партии, находящейся в правящей коалиции. Значит, партнеры по правительству не имеют права относиться к этой идее несерьезно. У меня нет никаких сомнений в том, что через какое–то непродолжительное время благодаря нашей совместной работе в рядах Первой партии, благодаря успешной деятельности Министерства интеграции латвийское общество будет гораздо более консолидированным, то есть единым.

— А не возникает ли у вас опасений, что при этой консолидации, или унификации, у некоторых людей пропадет чувство национальной идентичности?

А. Б.: — У меня нет таких опасений. Каждый человек — личность. Если он не захочет терять своих корней, его никто не заставит это сделать. Что касается нас, то мы и не собираемся никого заставлять отказаться от своих национальностей. Недальновидно думать, что через десять лет все русские должны превратиться в латышей. Я считаю, что русские должны оставаться русскими, латыши — латышами, белорусы — белорусами и т. д. И к каждому человеку наше государство должно относиться уважительно. В этом и заключается суть моего видения интеграции. .

1. полоса 4




Источник: Федор БОЛЬШОВ, Вести сегодня

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011 policy.lv