Новости -> Валдас Адамкус: "Литва не боится иностранных инвесторов"

Валдас Адамкус: "Литва не боится иностранных инвесторов"

02.09.2002 13:07


Для беседы с "Телеграфом" Адамкус выделил ровно 20 минут. "Президент уже больше двух месяцев не давал таких длинных интервью!" — восклицает переводчик Адамкуса Зита.

В самом деле речь главы литовского государства настолько лаконична, предложения настолько емкие и продуманные, что этого времени вполне хватает на все вопросы — и даже остается минутка на фотосъемку.

Статный, высокий, в чем-то даже царственный, Адамкус прекрасно вписывается в интерьер своего рабочего кабинета с массивной деревянной мебелью, старомодными канделябрами, обитыми зеленым сукном креслами. Здесь все олицетворяет уверенность, основательность и престиж.

Да и вообще по сравнению с резиденцией Адамкуса замок нашего президента Вайры Вике-Фрейберги выглядит достаточно скромно. Президент Литвы хорошо говорит по-русски — по крайней мере настолько, чтобы вести светскую беседу, однако на вопросы отвечает на английском. Еще знает немецкий и разговорный польский.

На вопросы "Телеграфа" Адамкус начал отвечать порусски — и весьма уверенно! — но тут же вспомнил о первоначальной договоренности и перешел на английский.

Mazeikiu nafta — это плохой бизнес

— Господин Адамкус, как вы расцениваете переход нефтеперерабатывающего завода Mazeikiu nafta под контроль российского ЮКОСа — как национальную трагедию или закономерный процесс?

— Я категорически не согласен с тем, что уход американской компании Williams из Мажейкяя — политическая трагедия. Это просто плохой бизнес и управление, от чего не застраховано ни одно предприятие. Сейчас ситуация с Mazeikiu nafta рассматривается и даже эксплуатируется как политическая проблема, но я это полностью отрицаю. Мы постоянно ожидали, что Mazeikiu nafta все-таки выберется из убытков и начнет приносить прибыль, однако этого не случилось. Анализируя ситуацию сейчас, понятно, что это было закономерно: вести такой бизнес без поставщиков невозможно.

Снабжение завода сырьем — решающий фактор. И, к сожалению, менеджмент компании не смог решить эту чрезвычайно важную проблему.

Mazeikiu nafta обанкротилась — хотя официально никто этого не признал, — и Williams ушел. Я с надеждой смотрю в будущее и не вижу никаких объективных причин для того, чтобы новое руководство потерпело неудачу.

— Какие, по-вашему, последствия для литовской экономики может иметь переход энергоотрасли в руки российских бизнесменов?

— Ну я бы не сказал, что этой сферой интересуются только россияне. Сейчас мы ведем переговоры о продаже каунасской энергокомпании российским, американским и немецким предприятиям.

Это нормальный бизнес. И Литва заинтересована в том, чтобы к нам приходили инвесторы из разных стран — мы этого не боимся и не считаем, что кто-то захватывает нашу экономику.

— В ваших газетах пишут, что ситуация с Mazeikiu nafta может повлиять на грядущие президентские выборы. Вы согласны с этим?

— Что ж, у нас свободная страна и каждый волен выражать свои идеи. Но я лично был бы очень разочарован, если бы одна сделка повлияла на всю политическую структуру страны, если бы эти перемены напрямую отразились на выборах. Такая мысль, конечно, очень привлекает журналистов и читателей, тем не менее лично я не нахожу такие опасения обоснованными.

— А вы сами все-таки будете баллотироваться на выборах?

— Я должен тщательно все обдумать. Думаю, совсем скоро я оглашу свое решение. Должен оценить, хватит ли у меня сил продолжить начатую работу, хочу познакомиться и с другими кандидатами на пост президента — смогут ли они держаться взятого мною курса. Прежде всего меня волнует внешняя политика, которую я веду. Самое главное для меня — понять, насколько буду нужен этой стране в течение следующих пяти лет.

Между Европой и Россией

— Не боитесь ли вы, что проблема Калининградской области может перечеркнуть наработанные за долгие годы дружеские отношения Литвы с Россией?

— Ни в коем случае. И вот почему. Мы уже год назад задумались над тем, что будем делать с Калининградом после вступления в ЕС. Сейчас наступил момент, когда нужно принять конкретное решение и дать свой ответ. Но Литва с самого начала заявила, что ждет решения Москвы и Брюсселя. Готовы принять и выполнить любой вердикт.

Мы предложили России и ЕС свои варианты: например, выдавать жителям Калининграда пятилетние визы или создать специальные идентификационные карточки, с помощью которых без всяких проблем калининградцы смогут въезжать в Литву. Мы могли бы внедрить концепцию, аналоги чную Шенгенскому соглашению.

Я думаю, что это исключительно бюрократическая проблема, и вне зависимости от исхода переговоров между Москвой и Брюсселем мы готовы к любому их результату и будем всячески помогать внедрять это решение в жизнь.

Наша главная задача — сохранить с Калининградом стабильные экономические отношения. То есть мы открыты, готовы к сотрудничеству, но в то же время хотим соблюсти в Литве принципы европейского сообщества.

— Не считаете ли вы, что США оказывает давление на участников ЕС и страны-кандидаты по вопросу предоставления американским военным иммунитета перед Международным уголовным судом?

— В принципе это проблема Америки. США ищут пути, как защитить свои интересы, и они имеют право требовать что угодно, а остальные страны имеют право им отказать. Я думаю, каждая страна должна индивидуально решить эту проблему с Соединенными Штатами.

Когда настанет время и Литве сказать свое слово, мы его скажем, но пока этот вопрос не обсуждается.

— То есть вы ждете решения Брюсселя?

— Не только Брюсселя, мы ждем реакции всей мировой общественности. Для нас важно найти компромиссное решение и при этом защитить свои суверенные права.

Крестьяне получили свое

— Для Латвии один из самых болезненных вопросов на переговорах с руководством ЕС — это квоты и субсидии в сельском хозяйстве. Как Литва защищает интересы этой отрасли?

— Пока наши переговоры с ЕС очень успешны. Мы получили все, что просили, в том числе и в сфере сельского хозяйства. Правда, еще не поставлена точка в вопросе квот на производство сельхозпродукции, но мы изложили свою позицию, и, я думаю, наши требования будут выполнены. В отличие от других стран-кандидатов, Литва не настаивает на том, чтобы увеличивать прямые платежи крестьянам — мы считаем, что субсидии фермерам после вступления в ЕС все равно будут гораздо выше, чем сейчас. Так что в этом наша позиция отличается от других государств.

— А сами литовцы готовы к вступлению в ЕС? У нас, например, быстро растет число евроскептиков…

— В Литве количество еврооптимистов всегда было больше 50%. А причина этого в том, что литовское правительство никогда не прикладывало усилий для убеждения людей и пропаганды. И если мы с вами выйдем на улицу Вильнюса и опросим 10 человек на тему ЕС, хорошо если двое из этих десяти дадут какой- то ответ. Даже литовские газеты пока мало внимания уделяют европейской теме и почти не информируют своих читателей о союзе. Но я уверен, что на референдуме большинство литовцев проголосует за ЕС, и никаких проблем у нас с этим не будет.

— Какие бы вы отметили болевые точки в отношениях Латвии и Литвы? Или таких нет?

— В целом я бы сказал, что с Латвией у нас очень хорошие и ровные отношения. Да, не обходится и без ежедневных проблем. Например, недавняя "война" между литовскими и латвийскими производителями молока. Наших производителей обвинили в демпинге. В то же время и на полках литовских магазинов появляется все больше латвийских товаров — это нормальная конкуренция, никакой трагедии не вижу.

Меня лично очень беспокоит вопрос о границе — я начал его решать еще с президентом Улманисом. Важна и проблема с квотами на рыбную ловлю. С другой стороны, оглядываясь назад, вижу, сколько мы всего сделали общими силами. Облегченное пересечение границы, сотрудничество таможен двух стран, сейчас сотрудничаем в строительстве магистрали Via Baltika. У нас с Латвией общие цели, задачи. Как и в любой семье, бывают разногласия, но это не значит, что мы не любим друг друга.


Источник: Анна НОВИЦКАЯ, Телеграф

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011 policy.lv